Насколько реальна поддержка малого бизнеса в Воронежской области

Поддержка малого бизнеса в Воронежской области говорите ? Ха ха ха.
О парадоксах «инвестиционного климата» региона

«Если у меня много кэцэ есть, я имею право носить малиновые штаны, и передо мной и пацак должен два раза приседать, и чатланин ку делать». «Киндза-дза!»

Отцы нашего города и области любят рассказывать о благотворном деловом климате: практически у нас курорт для любого бизнесмена. Правда, в редакцию регулярно обращаются предприниматели с рассказами о рэкете и беззаконии чиновников и придворного бизнеса, и рассказы эти не похожи на исключение из правила. Чем дальше в лес феодализма, тем толще местные князья и их опричники. Но забор этого леса и надписи на нем выглядят вполне пристойно.

В октябре 2013-го Воронежская область впервые вышла на первое место в России по привлекательности для инвесторов – по версии комитета Совета Федерации по экономической политике. Губернатор Гордеев прокомментировал это так: «У нас кое-что получается. Но надо работать еще лучше».

С тех пор инвестклимат стал у нас одной из главных идеологических фишек.

В августе 2015-го мы заняли 14-е место в Национальном рейтинге инвестиционного климата за 2014-й и получили статус «регион с комфортными условиями для ведения бизнеса». Хотя год назад и в 30 не вошли – такой вот рывок совершили в кратчайшие сроки! В рейтинге этом 50 показателей по четырем разделам: «Регуляторная среда», «Институты для бизнеса», «Инфраструктура и ресурсы», «Поддержка малого предпринимательства», и в каждом Воронежская область получила высшие оценки. А что за революция произошла в нашем климате, осталось тайной.

В марте этого года в отчете областной Торгово-промышленной палаты о самочувствии воронежского бизнеса индекс его деловой активности вырос с 52,0 до 52,7, несмотря на тяжелый кризис в стране и масштабное обнищание населения.

В марте на съезде Российского союза промышленников и предпринимателей В.В.Путин сообщил, что наш бизнес работает все более ответственно и зрело, прозрачно и цивилизованно. И еще сказал вот что: «Хочу, чтобы вы знали: мы постоянно думаем о том, как снизить фискальную нагрузку, это правда, это не шутка».

Так все узнали, о чем они на самом деле думают, не спя по ночам.

А на заседании облправительства департамент предпринимательства и торговли сообщил, что сельская торговля в области на 40% превышает российские нормативы обеспеченности торговыми площадями. И что из 159 мероприятий дорожной карты улучшения бизнеса реализовано 154, так что до идеального инвестклимата в Воронежской области осталось всего пять шагов. А губернатор Гордеев предложил лишать чиновников премий, если не выполнены основные показатели. Не получил премию в течение года – пиши заявление на увольнение!

Раньше, значит, они годами не выполняли показатели, но премии получали.

На заседании вспомнили частые жалобы предпринимателей на этот самый климат, но их туда не пригласили, так что и обсуждать склочников не стали. Наивные предприниматели пытались донести до отцов страны и области 3 главные проблемы бизнеса: 1) недоступность кредитов, 2) административные барьеры и 3) злоупотребления чиновников. Но ни президент, ни губернатор этих отчаянных воплей не расслышали: на основы государственного строя покушаться нельзя.

Между тем облдепартамент экономразвития доложил, что внешнеторговый оборот Воронежской области за год снизился на 8,2%, и в обороте этом мы торговали, по обыкновению, так: за границу – сырье, а оттуда – машины.

В апреле экономические блоки облправительства доложили профильному комитету облдумы: в 2015-м мы по промышленному производству оказались впереди России всей: у нас рост на 3,1%, а в среднем по стране падение 3,5%. Официально зарегистрированная безработица у нас – около 1%, причем с учетом уже объявленных сокращений. Уровень инвестиций у нас 100%, а в России упал до 91,6%, к тому же на федеральном уровне вот-вот примут решение об открытии рядом с Масловским парком особой экономической зоны на 220 га, и уж там инвестиционной активности будет хоть отбавляй – до 28 млрд руб. к 2025 году и около 6500 новых рабочих мест!

Депутаты на это заметили, что в реальности люди жить стали хуже, и статистика эта – фальшивая, а областная стратегия до 2030 года – та же, что у Ходжи Насреддина: к тому времени либо ишак сдохнет, либо падишах, либо областное правительство.

Но после этого отчет губернатора Гордеева о работе в 2015-м стал и вовсе песней: в России Воронежская область – лучше всех! Она самая обаятельная и привлекательная для любого бизнеса. В России ВВП (не путать с В.В.Путиным) за год упал почти на 4%, а в Воронежской области ВРП вырос на 0,6%. Промпроизводство в стране – минус 3,4%, а у нас 0%. Рост инвестиций в основной капитал в целом по России минус 8%, а у нас – плюс 3,1%. Розничный товарооборот в России – минус 10%, у нас – минус 7%.

По объемам сельхозпроизводства (зерно, молоко, свекла, поголовье скота) Воронежская область вошла в пятерку крупнейших аграрных регионов России.

Доля воронежцев с доходами ниже прожиточного минимума – 9,1%, а в России – 13,4%; мы в полтора раза богаче остальных россиян. А тут еще Масловская ОЭЗ обещает 30 млрд рублей частных инвестиций в ближайшие семь лет…

Чтобы картина воронежского счастья не выглядела перебором, в нее добавили перчику: номинальная зарплата в стране выросла на 5,5%, а у нас на 3,5%. А реальные доходы воронежцев в отчете сравнили почему-то не с прошлым годом, а с 2008-м, и со времен кулаковской эпохи они взлетели аж на 53,8%! Да и продолжительность жизни у нас выросла с 68,3 года до 71,6 года.

«Мы все сидим на шее у предпринимателей, поэтому надо снять все административные барьеры с них», – объявил губернатор новый тренд.

Областная Дума дружно признала экономическую политику губернатора весьма эффективной: Воронежская область на всех парах летит в светлое будущее, и в ней окромя явлений счастья никаких явлений нет.

В мае облправительство сообщило, что Воронежскую область признали лучшим регионом России по эффективности работы исполнительной власти. Мы – чемпионы!

И президент России, и премьер-министр постоянно клянутся в любви к малому и среднему бизнесу, но в июне миллиардер Алексей Мордашов ($12,5 млрд, шестое место в списке Форбс) подкузьмил Кремлю, назвав деловой климат в России «весьма враждебным», особенно для малого и среднего бизнеса, и заявил, что экономический рост невозможен без реформы судебной и правоохранительной систем.

Особенности национального инвестклимата

В июле в областной Думе вдруг задумались о прудовой рыбе: почему у соседей в Липецкой и Ростовской областях развивается промышленное рыбоводство, а у нас угасает? Чем нехорош наш инвестклимат для рыб?

И организовали межрегиональное совещание с участием Росрыболовства и владельцев рыбоводческих хозяйств из Воронежской, Волгоградской, Липецкой и Ростовской областей. Председатель думского комитета по экологии и природопользованию Владимир Ключников сообщил, что в Воронежской области из 30 рыбоводческих фирм остались единицы, из трех тысяч прудов – две тысячи, а объемы добычи упали так, что промрыболовство вообще закрыли. Хотя водных объектов у нас – пруд пруди, и Воронежская область – в лидерах по объемам субсидий для рыбоводства.

Прошлой осенью сам В.В.Путин на Госсовете возмутился: почему на прилавках царит импортная рыба, когда Россия всегда сама обеспечивала рыбой, да и теперь может?

Пример Воронежа стал показательным: до программы «Развитие сельхозрыбоводства в Воронежской области на 2010-2012г.г.» у нас добывали 2000 т рыбы, по программе выделили 53 млн руб. на создание маточного поголовья, покупку малька и т.п., и вливали в отрасль по 7-12 млн руб. в год, но к 2015-му добыча ее упала до 1500 т, а объем воды в наших прудах снизился вдвое за последние шесть лет. То ли деньги вливаются не туда, то ли рыба дохнет от воронежского инвестклимата: в Липецкой-то области при меньших субсидиях и вдвое меньшем населении рыбы производят в полтора раза больше, а в Ростовской области – втрое.

Опрос агентства «Ваше мнение» показал: 50% воронежцев предпочитают прудовую рыбу, а 36% – морскую, мороженую. Но покупают ровно наоборот: 46% – морскую, 32% – прудовую; местная рыба оказалась почему-то дороже заморской. И объяснение этому просто: феодализм-с. Большинство хозяев прудов повязано с местной властью и занято не добычей рыбы для населения, а отдыхом «знати»: банька, уха, девочки… Простым смертным доступ туда ограничен, и конкурентоспособность такого бизнесмена определяется вовсе не ценой и качеством.

Верхнедонской отдел рыбоохраны даже посмел заявить, что все эти блатные договора на аренду прудов (их сдают в аренду всего на 11 месяцев), а тем более, «зеленки» на водные объекты – незаконны и должны находиться под федеральным контролем. Все водные объекты области должны быть «переторгованы» по Закону об аквакультуре, что исключит злоупотребления местных князьков и «прудовых мафий».

Ага, сейчас! Отдых феодалов – их священное право. Как право первой ночи.

АСИ, ты не право!

Новая неприятность для местной власти: Агентство стратегических инициатив (АСИ) в июле опубликовало рейтинг инвестклимата в регионах РФ за 2016 год, в котором Воронежская область не вошла даже в двадцатку лидеров, а Белгородская заняла 2-е место, Орловская – 13-е, Липецкая – 16-е, Тамбовская – 19-е. На это сильно обиделось Воронежское Агентство по инвестициям и заявило о «закрытом характере методики проведения» рейтинга.

Одновременно областная Дума исключила из программы соцэкономразвития сразу 5 инвестпроектов, назвав их «нереализуемыми». Зато увеличены инвестиции (с 8,9 млн до 11,3 млн руб.) на проект ООО «Агроэко-Воронеж» строительства свинокомплексов в области. И проект этот совпал с объявлением частникам эпидемии африканской чумы.

Как стоишь перед подпоручиком?!

Все благостные отчеты чиновников об инвестклимате в нашей области легко разбиваются одним эпизодом из реальной жизни Воронежа.

Пришла в зал презентации торгового центра дама. И показала пальчиком: вот это мне доставьте домой. Ей сказали: извините, это не продается. У нас тут презентация опытных образов, изучение спроса.

– Да вы знаете, с кем разговариваете?! – возмутилась дама. – Я – консультант самого…

И назвала фамилию одного из крупных местных чиновников.

– Но это не торговый зал, – пытались ей объяснить, – мы юридически не можем…

Дама пришла в ярость: что? Вы мне отказываете? Мне?! Ну, я вам устрою! И действительно устроила: пошла к боссу торгового центра, учинила там скандал, и вскоре в зале просто отключили свет, а затем и расторгли договор аренды.

А дама нашла аналогичный товар в другом помещении, и ей тут же отправили его домой, причем с очень большой скидкой – практически даром.

Все, больше нечего говорить об инвестиционном климате в нашем городе, где даже уборщица кабинета большого начальника может рэкетировать предпринимателей; представляете возможности его клерков? А самого начальника?

Не станем называть предпринимателя: его сожрут немедленно 147 надзорных инстанций – коллег и единоверцев той дамы. За покушение на основы феодального строя в России. Но, если что, фамилия дамы в редакции есть: она – символ инвестиционного климата Воронежской области.

Александр Ягодкин