Рэкет по-русски. Nginx под прицелом произвола

«Рэкет обычный, вот и все» У сооснователя Nginx Максима Коновалова прошел обыск с применением силовиков по жалобе его бывшего работодателя — «Рамблера».

Rambler Group хочет отобрать самый популярный в мире веб-сервер Nginx у его основателей. Вот что об этом говорит интернет-сообщество «Очень плохой сигнал сообществу программистов», «это дезорганизует бизнес»

В четверг, 12 декабря, стало известно о проведении обысков у основателей IT-компании Nginx Игоря Сысоева и Максима Коновалова, создавших одноименный веб-сервер — самый популярный в мире. Следственные действия проводились в рамках уголовного дела, инициированного структурами бизнесмена Александра Мамута — совладельца Rambler Group. В этой компании считают, что раз Сысоев начал работать над своим веб-сервером еще будучи сотрудником Rambler, то и права на него должны принадлежать интернет-холдингу. Nginx полгода назад была продана за 670 миллионов долларов американской корпорации F5 Networks. При этом Сысоев никогда не скрывал, что начал работу над своим проектом еще в Rambler, но в свободное время. Действия Rambler, которые второй сооснователь Nginx Максим Коновалов назвал «рэкетом», вызвали ожесточенную критику среди российского IT-сообщества — в нем безоговорочно поддерживают Игоря Сысоева, который 15 лет распространяет основную версию своего веб-сервера с открытым исходным кодом, то есть бесплатно. Юристы также называют ситуацию «дикой».

На российском IT-рынке возник большой конфликт между структурами бизнесмена Александра Мамута, который является совладельцем Rambler Group, и компанией Nginx, созданной Игорем Сысоевым и его партнером Максимом Коноваловым. Ключевой продукт Nginx — это самый популярный в мире веб-сервер. Его первый релиз Сысоев выпустил в 2004 году, еще будучи сотрудником Rambler, и теперь в интернет-холдинге считают, что по закону этот софт должен был принадлежать им. К спору между IT-компаниями уже подключились правоохранительные органы — они завели уголовное дело и провели обыски в московском офисе Nginx. Сооснователь Nginx Максим Коновалов в интервью «Медузе» рассказал, как проходил визит силовиков, и почему Rambler вспомнил о своих правах на веб-сервер лишь спустя 15 лет — когда его купила американская корпорация F5 Networks за 670 миллионов долларов.

— Расскажите, были какие-то предпосылки для этого конфликта?

— Нет, это все произошло неожиданно, никто из Rambler к нам не приходил ни с какими разговорами или предложениями. Это все внезапно делается, по нашей российской традиции, то есть такой пожестче наезд. Посмотрим, чем все закончится, но мы ничего такого не ожидали.

— То есть варианта цивилизованно разобраться в суде, без привлечения полиции, не было?

— Да не о чем судиться, поэтому и берется силовой вектор: запугать, насобирать каких-то доказательств, за уши притянутых, и дальше в суд отдать и… Я даже не знаю, что там дальше будет, согласно Уголовному кодексу, и какая статья. Что там в голове у Rambler и чего они хотят, я не понимаю, но, видимо, денег.

— А вы твердо уверены, что это инициатива Rambler и никого иного, например, не их новых акционеров?

— Я уверен в этом, хотя заявление [в МВД] может и не от самого Rambler было, нам не дают знакомиться с материалами дела. Бог его знает, какая там компания, может она как-то по-другому называется, но по сути это Rambler.

— А почему именно сейчас, спустя 15 лет после создания веб-сервера?

— Из-за сделки с F5 Networks. Она 100% послужила триггером, потом они [представители Rambler] потихоньку раскачались, набрали какого-то материала и начали эту историю развивать

— Что именно происходило вчера?

— Утром домой ко мне и Игорю [Сысоеву] приехали сотрудники Управления «К» МВД. Далее был обыск, изъятие компьютерной и мобильной техники, документов каких-то, связанных с компанией. Все достаточно вежливо и корректно было, если исключить присутствие ОМОНа с автоматами. Ну, и то, что ребенку пришлось объяснять, почему в 7 утра в нашей квартире какие-то дяди с автоматами. Дальше были допросы, вопросы — в общем, ничего интересного и ничего приятного.

— В каком статусе вы сейчас проходите по делу?

— Я сильно не могу развивать эту тему, чтобы ничего не нарушить и лишних козырей никому не давать.

— Но обвинения вам никакие не предъявили?

— Нет, пока нет.

— От F5 Networks есть какая-то помощь?

— Да, конечно, мы их уведомили, люди подключились и работают, вырабатывают стратегию защиты. Мы с Игорем, вот он рядом сидит, намерены бороться, и абсолютно уверены в своей правоте. Мы никаких преступлений не совершали, работаем на пользу России, создаем знаменитейший российский продукт, аналогов которому не очень много. И я за собой никакой вины не чувствую. Еще хочу сказать, что мы не ожидали такой поддержки, так как работаем в узкой нише, это мало кому интересно. Кто там знает, что такое веб-сервер? Вот и следователю вчера тоже писал объяснительную с рассказом о том, что такое веб-сервер.

— Ранее, когда вы закрывали инвестраунды, а потом сделку с F5 Networks, у инвесторов возникали ли какие-то вопросы относительно принадлежности исключительных прав на софт?

— Инвесторы на всех стадиях делают свой due diligence, они иногда используют наработки из предыдущих инвестраундов, но всегда их проверяют сами, а не просто так: «Ой! Они уже проходили due dil, ну и ладно». Они всегда тщательно проверяют компанию, потому что на кону их деньги. Никогда никаких вопросов об исключительных правах на веб-сервер не было, а due diligence мы проходили десяток раз точно.

Еще очень смешно, что компания Nginx официально зарегистрирована в 2011 году, а сейчас уже 2019-й, и за все это время у Rambler вообще не было вопросов. Хотя, казалось бы, можно было прийти и сказать: «Ребят, вы что делаете вообще? Давайте разбираться». Никто этого не сделал. А сейчас, все понятно, прошла сделка с F5, есть большие деньги, вполне осязаемые, и поэтому появилось желание какую-то часть из них получить. Рэкет обычный, вот и все.

Уже сегодня 18 декабря 2019 года Rambler просит закрыть уголовное дело в отношении Nginx. Но прецедент стал нагляднейшим примером для тугодумов. Для тех, кто еще задается вопросом о целесообразности ведения интеллектуальной деятельности в России, и надеющихся стать здесь обеспеченным цивилизованным путем.

Как показывает жизнь – все разработки в этой сфере к большому сожалению потенциально попадают в зону риска и степень этого риска предугадать невозможно. Поэтому выводы напрашиваются сами собой. Умные их уже сделали, ну а дураку, как говорится печь да щука.